Почему быстрый мир на Донбассе может быть только «Русским»

Почему быстрый мир на Донбассе может быть только «Русским»

На дипломатическом фронте Зеленский – главный миротворец на Донбассе. Но реальные шансы на реализацию украинского сценария возвращения Донбасса прочно застыли у нулевой отметки.

Зеленский регулярно показывает Западу, что в разрешении конфикта на Донбассе именно он настроен конструктивно и стремится поскорее закончить войну. Параллельно в отношениях с Москвой в коронном для россиян формате «не формальных тёрок и понятиек на салфетках» Ермак решает точечные вопросы, касающиеся, в частности, возвращения наших пленных. Хотя приписывать два прошлогодних обмена пленными высокому КПД Ермака как переговорщика не сто?ит - сколько отпустить, когда и на каких условиях в этих переговорах определяет Москва.

Для адекватной оценки обществом эффективности политики Зеленского на Донбассе есть две основные объективные трудности. Во-первых, обществу не представлено (по причине его отсутствия у властной команды) целостное вИдение целей и задач Украины на Донбассе. «Чтобы побыстрее настал мир», «Просто перестать стрелять» и т.п. – как мемы неплохи. Но ни к стратегии, ни к реальной ситуации с полным контролем Москвы над ОРДЛО эти благие пожелания никакого отношения не имеют.

И, чтобы помешать гражданам адекватно оценить действия Киева в этом конфликте, власть в коммуникации с обществом сознательно смешивает в одну кучу все составляющие своей политики по конфликту на Донбассе. И как раз эту работу выполняет весьма успешно.

В результате непримиримые противники уступок России серьёзно опасаются таких эфемерных вещей сугубо дипломатического назначения как совместное патрулирование границы с боевиками ЛДНР, ломают копья в борьбе против проведения осенью на контролируемых Москвой территориях Донбасса таких же эфемерных выборов в украинские органы местной власти

А тем временем Ермак с директивами Зеленского ведёт переговоры со специальным посланником Путина (сначала - Сурковым, теперь с Козаком) о совсем других вещах. И результаты этих переговоров Зеленский с Ермаком не спешат афишировать. Поэтому эти результаты, проявляясь внезапно, оказывают эффект разорвавшейся бомбы – как это было в октябре прошлого года с одобрением кремлёвского плана легитимации своих ставленников в ОРДЛО, т.н. «формулы Штайнмайера».

К сожалению, в этом году и как минимум в обозримом будущем реальные шансы на реализацию украинского сценария возвращения Донбасса близки у нулю. По целому ряду причин.

Во-первых, реальным и единственным стейкхолдером ситуации в подконтрольных Москве территориях Донбасса Москва как была, так и остаётся. И к большому сожалению, на деле именно Кремль, а не Зеленский с Ермаком, определяет и, будет определять повестку дня на этих территориях. В том числе и то, когда и куда (в чьи органы власти) там пройдут выборы.

Второе: никакого реального намерения заканчивать конфликт и возвращать эти территории под контроль Украины у Путина нет. Абсолютно и от слова «совсем». Это главные стратегические причины того, почему Киеву в ближайшей перспективе не удастся изменить статус-кво на Донбасса.

Кроме этих основных есть еще причины сопутствующие. Зеленский и Ермак действуют в бизнес-логике: «Пока есть конфликт на Донбассе - никто денег в Украину не вложит. Поэтому войну нужно как можно скорее закончить. И Россия в этом должна быть также заинтересована - санкции отменят, партнёры и инвестиции в РФ валом пойдут».

Но они не учитывают того, что Путин целиком в логике российских царей воюет на Донбассе не прото за контроль над островками территории двух украинских областей. Для него и всего россиского истеблишмента это «священная война» - за мега-престиж, мега-мощь и мега-влияние «великой Российской державы». И в этой «священной войне» разные «коврижки» в виде инвестиций и т.п. хотя и желательны, но не приоритетны (пока хватает медленно и неуклонно тающего запаса прочности режима Путина).

В итоге Зеленский оказался заложником своего не реализумого предвыборного обещания быстро закончить войну на Донбассе (Путин наверняка громко хохотал, познакомившись с рецептом «Нужно-просто-перестать-стрелять»). К слову, полностью повторив аналогичную ошибку своего предшественника, который также обещал на выборах-2014 закончить конфликт на Донбассе за считанные часы. Пришлось Порошенко потом извиняться – сделал он это спустя четыре с лишним года после своего обещания.

Зеленский также не торопится признать невыполнимость своих обещаний скорейшего мира на Донбассе. И потому не может громко сказать правду украинцам: Россия прочно и полностью контролирует ситуацию в ОРДЛО и не стремится закончить конфликт. А потому быстрый мир на Донбассе может быть только «Русским».

Есть ли шанс разрешить этот конфликт с соблюдением украинских национальных интересов? Есть. И заключается он в продолжении полномасштабного сопротивления «гибридной» агрессии РФ против нашей страны и продолжении системного давления на Москву вместе с западными союзниками. Как бы эти задачи ни казались долгими и трудными, Кремль понимает и признаёт только язык силы.

И здесь Украина, а не западные союзники, должна задавать тон и темп - только так Запад будет деятельно поддерживать наши усилия и помогать нашей борьбе. Должна направлять свои усилия на то, чтобы противостоять «гибридной», многосоставной и глубоко эшелонированной агрессии России, а не искать ситуативных компромиссов и путей к скорейшему запуску business as usual с Москвой.

Хотя ніде правди діти - применительно к нынешнему украинскому руководству никак не получается представить себе новость с заголовком о том, что «Зеленский потребовал от Путина 1)..., 2)....3)....». Не идеализируя Порошенко и не преувеличивая его арсенал реальных рычагов давления на Путина, он всё же позволял себе и требования выдвигать к хозяину Кремля, и вести беседы с ним на повышенных тонах.

Зеленский избрал другую тактику общения с Кремлем. И как аргумент её действенности он и его сторонники предъявляют факт двух обменов пленными.

Безусловно, возвращение украинских пленных домой можно только приветствовать. Но тут нужно чётко разделить гуманитарный и политический аспекты. В гуманитарном, действительно, нужно достаточно мягко и последовательно реализовывать политику по защите прав украинцев в целом и пленных в частности на оккупированных территориях.

Но проблема в том, что власть, манипулируя, пытается представить мягкость в гуманитарной сфере как подтверждение необходимости мягкости в отношениях с Москвой в целом. Для достижения с Россией политического компромисса по Донбассу.

Но мухи пусть будут отдельно, а котлеты - отдельно: война на Донбассе и при Порошенко, и при Зеленском -это война Путина за полный контроль над всей Украиной. От смены фамилий президентов Украины и их риторики стратегическая цель империи не меняется – и сегодня, как в 2014-ом она пытается вернуть под свой контроль взбунтовавшуюся колонию.

И это также знаковый для Кремля плацдарм в его геополитической схватке с Западом Потому ставки для Путина в этой войне чрезвычайно высоки. Отступать он не собирается. И терпеливо ждёт промахов украинской власти, одновременно усиленно работая для создания все новых крючков и капканов для апологетов быстрого мира с РФ с киевской улицы Банковая.

Андрей Миселюк
Вернуться назад