Что мешает просто прекратить конфликт на Донбассе?

Что мешает просто прекратить конфликт на Донбассе?


Никто из высокопоставленных коррупционеров так и не арестован, коммунальные тарифы остаются неподъемными для населения, а на Донбассе продолжают стрелять. В решении этих главных проблем страны, созданных режимом Порошенко и ставших причиной его краха, новая власть пока что не продвинулась ни на шаг. Однако тем, кто мечтает о реванше, очень выгодно, чтобы команда Зеленского тратила время в бесплодных сомненьях и раздумьях…

Кому нужна война?


Установление мира на Донбассе было, как вы помните, основным пунктом избирательной программы Владимира Зеленского. И вначале он, еще не зная всего хитросплетения этого конфликта, наивно верил, что для его завершения необходимо просто прекратить стрелять. Казалось, что это просто: главнокомандующий отдает приказ и его все слушаются. Казалось, что той стороне тоже нужен мир, и она тоже перестанет стрелять. Конечно, саму суть конфликта это бы не разрешило. Но мир наступил бы именно тогда, когда перестали бы стрелять! А уже политические разногласия можно было бы потом «разрулить» за столом переговоров.

Однако начавшееся, было, перемирие сразу же сорвали с двух сторон. С украинской отличились «ультрапатриотические» батальоны, которые этого даже не скрывали: напротив, они хвастались уничтоженными целями противника прямо в телестудии. С противоположной точно так же снимали на камеры свои обстрелы и выкладывали это в YouTube, хотя авторы этих «подвигов» не признавались, кто же они – местные «ополченцы» или российские «добровольцы»?

В итоге за лето и сентябрь обе стороны понесли потери куда большие, чем за период января-мая. И это был не только сознательный срыв перемирия, это был четкий посыл в мозг обывателям, что при миротворце Зеленском в конфликте гибнет больше людей, чем при воинственном Порошенко. Посыл, повторим, направляемый с двух сторон. Еще раз подтверждающий тезис о том, что прежний украинский режим и «российские оккупанты» нередко подыгрывают друг другу, преследуют одну цель. И в данном случае этой целью была дискредитация первых миротворческих инициатив Зеленского (да и его самого), с целью вынудить его следовать чужим правилам.

Чьим? Мы видим, что в рамках украинской политики Зеленского пытаются как бы заставить следовать курсом Порошенко. Как бы, потому что эта стратегия достаточно хитра. Согласитесь, что Петру Алексеевичу вовсе не интересно, чтобы Зеленский стал вторым Порошенко – потому что тогда первый окончательно потеряет смысл своего политического существования. Нет, тут несколько иное: он просто не позволяет Зеленскому проводить собственную успешную политику, отличную от политики Порошенко. Конечно же, не сам, ибо это было бы совсем нелепо, а руками (устами) своих многочисленных «порохоботов» и «патриотов». Которые поднимают какофонию воплей о «зраде» и «капитуляции» каждый раз, когда Зеленский пытается не только что-то сделать, но и просто озвучить свои планы. И это не только вопли, это и конкретные угрозы что «армия не поймет», «ветераны не простят» и «патриоты не допустят».

Сделать из Зеленского второго Порошенко, повторим, перед ними задача не стоит. Цель другая: не дать Зеленскому быть самим собою, вынудить его постоянно испуганно оглядываться, сдавать назад, путаться в своих планах – и в итоге ничего не предпринимать. Или совершать глупости, к которым его толкают. Зачем? Да затем, чтобы дискредитировать его настолько, что возвращение Порошенко на президентский пост станет возможным. А ведь кроме Петра Алексеевича к большой власти хотят вернуться многие: Яценюк, Турчинов, Гройсман, Парубий и т.д.

Это их план максимум. Ну а план минимум – просто поставить Зеленского в такое неудобное положение, чтобы у него отпало желание отправить всех этих персонажей в СИЗО. План, кстати, срабатывает. Вместо того, чтобы начать с посадок «главных» и разгона их ручных «патриотов», а затем продолжить идти решительными шагами на пути к миру, Зеленский снова застыл в нерешительности – хотя сейчас у него есть вся полнота власти.

Но есть и другая причина – это российский «партнер» Петра Алексеевича. Неудача первых мирных инициатив Зеленского крайне выгодна Путину. Дело в том, что украинский президент в Нормандской четверке это самое слабое звено, таким был Порошенко, и таким сейчас делают Зеленского. Порошенко 4 года тормозил Минский процесс своей политикой обиженного ребенка, спрятавшегося под кровать и орущего «уйдите, вы все плохие!». Эти он позволил укрепиться и без того сильной позиции Путина, который склонил на свою сторону Меркель и Макрона – мол, давайте заставим Киев, раз он сам не хочет! Но инициативы Путина – это инициативы Путина, то есть России, а не Украины.

Появление Зеленского на короткий миг озадачило Кремль: что, если этот молодой энергичный президент перехватит инициативу в Минском процессе и Нормандском формате? Но этого не случалось, и в первую очередь потому, что планам Зеленского начали препятствовать изнутри Украины, под вопли о «зраде» и «капитуляции». Энтузиазм Зеленского иссяк – и в Кремле довольно заулыбались, потому что теперь инициатива в игре остается на их поле, и она продолжится по их правилам. Нет, Путин не станет прямо диктовать Зеленскому свои условия, он сделает это устами Меркель и Макрона.

Кого будет главным в Донецке?


Сейчас в Украине с оживлением, можно даже сказать с истерикой обсуждают т.н. формулу Штайнмайера (президент ФРГ с 2017 года, до этого глава МИД), которая вдруг стала самой злободневной политической темой, отодвинув на второй план даже детективную драму Гонтаревой. Обсуждают на всех уровнях: от брюзжащих в интернете престарелых интеллигентов до нардепов и министров. Собственно, спор (даже срач) идет вокруг вопросов, можно ли выполнять эту формулу, в какой мере, и не будет ли это капитуляцией Украины перед Россией.

В ходе это вроде бы умные люди, многие занимающие серьезные должности, наговорили кучи полной ахинеи, которую не хочется комментировать. Думается, что вот этими «Киев будет кормить Донбасс» или «в Раду выберут боевиков» специально нагнетают страсти и пудрят мозги украинцев.

И всё же стоит обратить внимание на то, что «порохоботы» и «патриоты» делают особенный акцент на том, что в случае проведения в Донецке и Луганске местных выборов там: а) победят «антиукраинские силы», б) это «легализует ЛДНР». На первый взгляд это такой же бред. Ну да, разумеется, что луганчане не будут голосовать за кандидатов от «ЕС» и «Свободы», они проголосуют или за «Оппозиционную платформу» и «Партию Шария», или за каких-то местных самовыдвиженцев – а в глазах «порохоботов» это всё «антиукраинские силы». Но как выборы городских и районных советов и мэров городов могут «легализовать ЛДНР»? Как?!

Смотрите сюда: обе «народные республики», признаем мы их или нет, представлены своими действующими органами республиканской власти. К слову, «Новороссия» не состоялась потому, что её стихийно собранный в 2014 году «народный парламент» так и не стал органом власти, который бы объединил ЛНР и ДНР. Нет действующего органа власти – нет и «Новороссии»! Это же правило работает и в отношении «республик». И если Киев не признает их органы власти («народные советы» и «советы министров»), то он не признает ЛНР и ДНР.

Так вот, в ходе выборов органов местной власти в ОРДИЛО, намеченные формулой Штайнмайера, будут выбраны городские и районные власти отдельных районов Луганской и Донецкой областей Украины. По украинским законам, которые будут подчиняться областным и центральным органам власти Украины. Ни о каких выборах в «народные советы» ЛДНР речи не идет! Что будет в итоге? В Донецке и Луганске появятся легитимные, с точки зрения Киева, мэры и городские советы. Над которыми будут стоять украинские областные советы и губернаторы – сейчас их нет, областями командуют военно-гражданские администрации, но это лишь на время конфликта.

Вот эти мэры Донецка и Луганска, а также Горловки и еще трех десятков городов поменьше, и будут той самой легальной властью. Причем, полномочия этих мэров и горсоветов будут распространяться только на территории их городов, а работать они будут исключительно в правовом поле Украины. Ну и какая в этом угроза для Украины и капитуляция перед Путиным? Почему же «порохоботы» и «патриоты» поднимают из-за этого свой жуткий вой о «зраде»?

Как исключить «формулу Порошенко-Путина»?


А как же органы власти ЛДНР? Хотелось бы сказать, что никак, что они перестанут действовать в первый же день после выборов местных органов власти ОРДИЛО, а с ними автоматически упразднятся и канут в историю обе «республики», закрыв тему донбасского сепаратизма. По идее, так и должно было бы случиться, вот только об этом нигде не прописано. Ни в обоих Минских договорах, ни в каких-либо дополнительных документах. И это является величайшим дипломатическим и политическим просчетом Киева. Совершенным еще Порошенко, но так и не исправленным Зеленским.

Исправить его необходимо немедленно, даже если придется подписать и третий Минский договор – в котором будет учтены всё то, что было упущено в первых двух. Потому что без этого нельзя будет выполнить ни формулу Штайнмайера, ни формулу Зеленского, если украинский президент её предложит. Без этого продолжит действовать формула Порошенко, а точнее «формула Порошенко-Путина», выгодная им обоим. Формально её не существует, но синхронность действий этих двух политиков наводит на мысль, что они руководствуются неким общим планом, отвечающим их интересам.

В чем её суть? До сих пор считается, что формула Порошенко, сформировавшаяся в 2016-2017 годах, предусматривает радикальное решение конфликта: полный вывод «российских войск», затем ввод ВСУ, частей Нацгвардии, батальонов МВД (включая добробаты), тотальная «фильтрация» населения на предмет выявления «террористов и их пособников», создание военно-гражданских администраций (назначаемых из Киева), полная «декоммунизация» и «украинизация», введение особого положения на срок от нескольких месяцев до нескольких лет. И только потом, лет через 5, когда население бывших «республик» очистится от «русского мира», ему позволят выбрать себе местную власть и депутатов в Раду.

Данный план, конечно же, противоречит Минским соглашениям, поэтому сам Порошенко или кто-то из министров его целиком не озвучивал – во избежание недоуменных вопросов Запада. Нет, они просто пассивно игнорировали Минский процесс, выдвигали в качестве своего требования только первый пункт этого плана (вывод «российских войск»), и отказывались обсуждать дальнейшие действия. Но зато об этих «необходимых шагах» формулы Порошенко постоянно твердили «порохоботы» и «патриоты», включая депутатов ВР 8-го созыва. Они и сегодня считают его единственным приемлемым – а всё остальные «зрадой» и «капитуляцией».

Обсуждать тут формулу Порошенко нет нужды, потому что она… неосуществима. Россия не выведет своих «кураторов» и «инструкторов», российские «добровольцы» не покинут Донбасс, и уж подавно местные «ополченцы» не сложат оружие (даже по приказу из Москвы), если сразу после этого в Донецк и Луганск въедут на бронетранспортерах «Азов» и «Айдар». И Порошенко это всегда знал столь же хорошо, как и Путин. Но тогда в чем смысл этой формулы? А он в том, что она замораживала этот конфликт на неопределенное время, не позволяя ему завершиться мирным возвращением Донбасса в Украину. И это было выгодно не только Порошенко, но и Путину – вот почему данная формула носит их имена.

Есть еще одно, что объединяло их интересы: это принципиальный отказ Киева от прямого диалога с сепаратистами. Если точнее, то в 2014-2015 это был именно отказ от «переговоров с террористами», а вот потом Порошенко включил свой тезис о «российской оккупации Донбасса», и официальный Киев вообще перестал признавать само существование донбасских сепаратистов, заявляя, что там находятся только «российские оккупационные войска». Конечно же «порохоботы» и «патриоты» подхватили этот тезис, любое сомнение в нем вызывало их праведный гнев, за это даже можно было угодить в СБУ! Но что интересно, в это же время Кремль начал подчинять себе руководство ЛДНР, убирая неугодных и слишком самостоятельных, заменив из своими послушными марионетками.

Интерес Путина в этом очевиден: всё происходящее на Донбассе стало подвластно только его воле, Россия получила возможность вертеть «республиками» как угодно, ничуть не спрашивая их мнения. Фактически, Москва монополизировала право говорить от их имени. То, что это действительно напоминало российскую оккупацию Донбасса, Путина ничуть не смущало.

Найти в этом конкретный интерес Порошенко не просто. Однозначно понятно одно – отказываясь от диалога с сепаратистами, он отказывался от возможности разрешения конфликта, в том числе… без участия России. Действительно, наличие прямого диалога Киев-Донецк делало бы Москву уже не участником процесса, а лишь сторонним наблюдателем, таким как же как Берлин и Париж. И именно в таком формате и должны были быть оформлены Минские соглашения. Однако по настоянию Порошенко и с неофициального, но отчетливого одобрения Путина, в Минске-1 и Минске-2 этот конфликт был прописан как аморфная ситуация: было непонятно, с кем же там воюет Киев. «Гражданского конфликта в Украине нет, есть агрессия России!» - утверждал тезис Порошенко.

Добавим, что после того, как Кремль зачистил руководство ЛДНР и заменил его на своих марионеток, формальные предложения Путина начать прямой диалог Киева и Донецка воспринимались уже как издевка. И то верно: какой смысл вести диалог с тем, кто является лишь «ртом Суркова», бубнящим тезисы Путина?

Вот так, совместными усилиями Порошенко и Путина, была внедрена формула, ставшая основным барьером на пути мирного урегулирования Донбасского конфликта. Она и сейчас работает как часы: даже выборы местных властей в ОРДИЛО тут же расценивается «порохоботами» как попытка «признания ЛДНР», ведущая (о, ужас!) к диалогу с сепаратистами. Что ж, насчет выборов мы уже разобрались, а вот насчет диалога не всё так однозначно.

Очевидно, что для успешного продвижения мирного процесса требуется исключить из него эту формулу Порошенко-Путина. То есть, во-первых, официально отказаться от намерений «войти и зачистить». Это самый острый пункт, именно он пять лет вызывал недоверие населения ЛДНР к Киеву. Во-вторых, четко обозначить, что сразу после проведения выборов органы власти ЛДНР прекращают своё существование. И если потребуется, то включить с ними прямой диалог, чтобы они сами это подтвердили. Рвать на груди вышиванки и орать о «зраде» не нужно: диалог с сепаратистами не означает удовлетворение их требований. Зато это позволит закрыть проблему сепаратизма как таковую.

Это был бы оптимальный вариант, однако дальше наших пожеланий дело, видимо, не пойдет. Это невыгодно Путину, и это невыгодно Порошенко. Так что они наверняка приложат все усилия, чтобы Зеленский просто… облажался. Запутался, испугался решительных шагов, сдал назад, продолжил боязливо оглядываться на «патриотов», принял неверное решение. Зачем?

Интерес Порошенко понятен: ему нужно, чтобы рейтинг Зеленского рухнул вниз, а сам Петр Алексеевич тем временем соберет под свои знамена всех «патриотов Украины». Что же касается Путина, то ему выгодно представить Зеленского как такого же «недееспособного» президента, как и Порошенко – мол, и этот лишь морочит всем голову, не желая завершать конфликт! И тогда Германия с Францией еще больше склонятся на сторону России, а это приблизит Путина к главной цели – признания Крыма российским. Впрочем, его главная цель может быть и куда более масштабней.

from-ua.com

Вернуться назад