Формула мира или зрады? У Зеленского верстают новый план по Донбассу

Формула мира или зрады? У Зеленского верстают новый план по Донбассу

Вал заявлений, звучавших на прошлой неделе со стороны президента, главы МИД и прочих официальных лиц о начале переговоров в «нормандском формате», реализации «формулы Штайнмайера» (мирный план, предложенный Украине и РФ экс-главой МИД Германии еще в 2015 году) и проведении местных выборов на неподконтрольных территориях, свидетельствует о возможном рестарте в переговорах.

Говорят даже о начале работы над новым законом об особенностях местного самоуправления в ОРДЛО (вместо нынешнего, «спящего», закона, который Рада принимает каждый год по-новому). «Вести» разобрались в нюансах переговорных позиций и тех «красных линиях», за которые никогда не отойдет украинская сторона.

ФОРМУЛА МИРА ИЛИ ЗРАДЫ


Саммит «нормандской четверки» может состояться в Париже уже в сентябре. Заявление об этом делал как президент Владимир Зеленский («даты нет, но настаиваем на сентябре»), так и глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан. При этом президент не единожды упомянул: предметом обсуждения будет именно «формула Штайнмайера», плюс пункты Минских соглашений. А МИД РФ устами Сергея Лаврова заявил пожелание — «зафиксировать формулу на бумаге», т. е. формализировать и обязать Киев выполнять документ. План, предложенный экс-главой МИД Германии еще в 2015-м (и согласованный, по словам Ангелы Меркель, с украинской стороной), предусматривает такие шаги:

– Киев принимает закон об особом порядке проведения местных выборов в ОРДЛО. Плюс «политическую» часть Минских соглашений (включая амнистию).

– Проводятся выборы в Донецке/Луганске.

– ОБСЕ публикует отчет об их демократичности, и закон «об особом порядке самоуправления» вступает в силу. Украине постепенно передается доступ к границе с РФ.

– Рада вносит в Конституцию изменения об особом статусе Донбасса. Он начинает действовать.

Администрация Петра Порошенко и его медийные «площадки» подвергали эти идеи в 2016–2019 гг. нещадной критике. Главный пункт, неприемлемый для Киева, — проведение выборов еще до передачи границы с РФ под контроль Украины (т. е. без суверенитета Украины над всей частью Донбасса).

И тут неожиданно произошел прорыв: в пятницу глава МИД Украины Вадим Пристайко сделал заявление, что местные выборы действительно могут пройти на всей территории Украины (в т. ч. в ОРДЛО). «У них (в Донецке и Луганске. — Авт.) уже дважды были фейковые выборы, их результатов мы не признаем. Сейчас мы предлагаем провести одновременно выборы по всей территории, включая оккупированную. Посмотрим, сработает ли это», — сказал министр, уточнив, что в «формуле Штайнмайера» нет ни «зрады», ни «перемоги».

Заявление вызвало эффект информационного пожара — и Пристайко на следующий день пришлось гасить его на специально созванной пресс-конференции, где он заявил о «наследственности» украинской позиции. Показательно, что в этот момент бок о бок с ним стоял спецпредставитель Госдепа США Курт Волкер, курирующий «мирное» направление. Именно участие американского представителя порождает сомнения в преемственности позиции: чиновник, подталкивающий Украину к выполнению Минских соглашений, в 2015 году в интервью грузинской службе «Голос Америки» заявлял, что «Минск-2» — «не мирные договоренности, а соглашение о разделе Украины, которое было навязано Киеву Германией, Россией и Францией».

«ПОЗОРНЫЕ ДОГОВОРЕННОСТИ»


Одновременно Леонид Кучма, представитель Украины в Трехсторонней контактной группе, сделал в интервью Associated Press весьма странное заявление, что президента будут подталкивать к компромиссам, причем со стороны Германии и Франции так же, как и РФ. «Нет большой надежды. Зеленскому будет очень трудно — он будет один против трех человек», — сказал он, уточнив, что Киев ни в коем случае не должен соглашаться на федерализацию и/или вносить изменения в Конституцию. И Пристайко, действительно, заявил, что особого статуса для Донбасса в Конституции не будет. Однако обязательство по проведению реформы Конституции в «Минске» присутствует — в п. 11, в части децентрализации с учетом особенностей ОРДЛО, «согласованных с представителями этих районов».

«Период там прямо не указан, только «особенности самоуправления» как нечеткая фраза. И это то, за что цепляется украинское руководство, ведь отсутствие четких деталей оставляет пространство для люфта, — пояснил «Вестям» политолог Владимир Воля. — Пристайко расшифровал внешнеполитическую позицию Зеленского, обозначив три главных пункта: разведение сил, прекращение огня, восстановление экономических связей. Очень похоже на план по замораживанию конфликта, а не на реализацию планов вроде Штайнмайера». «На самом деле Кремлю и не нужен особый статус Донбасса. Им надо в Конституции упоминание закона об особенностях самоуправления в ОРДЛО. Они уже приняты в первом чтении в 2015 году. И именно в этом законе подробно прописана самостоятельность Донбасса», — уточняет политический эксперт Дмитрий Корнейчук.

Тем самым регион получает реальный статус без его специального обозначения в Основном Законе. Интересно, что собеседники, близкие к переговорному процессу, рассказали «Вестям», что словосочетание «особый статус» на практике предлагали сделать всего-навсего Свободной экономической зоной. «Было также предложение обеспечить широкую автономию без упоминания о федерализации и автономии», — подтвердил наш собеседник. «У президента сейчас пытаются сделать свой, новый, вариант механизма возвращения региона, в котором, например, пропишут, кто будет осуществлять силовой контроль в регионе до момента проведения выборов», — пояснил «Вестям» Владимир Воля. «В любом случае, раздражающих слов «особый статус» в финальной версии не будет, чтобы не нагнетать конфликт в обществе», — сказал наш собеседник в «Слуге народа».

Одновременно в партии власти обозначились и альтернативные мнения. Глава парламентского Комитета по внешней политике, опытный дипломат Богдан Яременко заявил, что Минские соглашения означают «капитуляцию». «Это позорные договоренности, они не принесли нам мир. Но отказаться от них мы не можем», — уточнил дипломат. «Сейчас позиций в партии действительно несколько: Яременко назвал одну, консервативную. Пристайко — вторую, официальную. Но важно понимать, что Минские соглашения безальтернативны, и в ближайшие недели будет проводиться поиск пути к их реализации, — сказал собеседник «Вестей», близкий к «Слуге народа». — Я бы не исключал повторного голосования за Минские соглашения в Раде, в той или иной форме. А дальше будет самый сложный момент — политическая реализация».

«КОНФЛИКТ ВСЕХ УЖЕ ДОСТАЛ»


Очевидно, подобное голосование может случиться лишь после обсуждения «формулы Штайнмайера» «нормандской четверкой». «Может случиться, что документ будет опубликован официально (как того хочет РФ) и получит преобразование, — говорит «Вестям» политолог-международник Антон Кучухидзе. — Но в Минских соглашениях есть очень важный пункт о стандартах ОБСЕ, а это и свобода волеизъявления (т. е. решение вопроса безопасности), и участие украинских медиа. Скорее, нынешнее публичное обсуждение выборов — зондирование общественного мнения и позиций наших западных партнеров».

Иное мнение высказал «Вестям» политолог Кость Бондаренко. «Наш конфликт всех уже достал. Но если раньше США говорили Киеву: мол, можно не обращать внимания на «Минск», на «истерики» Германии/Франции, и Порошенко двигался в этой колее, то теперь Дональд Трамп намерен использовать украинскую ситуацию как предвыборный ход — он обвинит администрацию Демпартии в развертывании никому не нужной войны. А он, «миротворец», решит этот конфликт, — пояснил эксперт. — Тем самым Трамп разрушит союз Китая и РФ, проведя «умиротворение» России, плюс в игру включаются Франция и Германия, которым выгодно, чтобы Москва была их торговым партнером. Внедрение «формулы Штайнмайера» — вопрос времени».

По мнению Кучухидзе, в этой логике есть смысл еще и потому, что РФ из-за наличия санкций не может завершить важные инфраструктурные проекты. «Северный поток — 2» стоит, Дания и Польша против. Это урон от санкций. И тут вопрос: что дороже РФ — дальше продолжать дестабилизацию Украины или же продвигать свои энергоинтересы в Европу. Полагаю, что существует примерно 50% вероятности, что ради снятия санкций с РФ в части госбанков и частных компаний силы в Кремле, склонные к компромиссам, возьмут верх», — уточнил политолог.
Вернуться назад