И снова Маршалл…

И снова Маршалл…

Очередной план поддержки Украины может заработать уже к середине следующего года. Переговоры уже идут, но решения будут приниматься в ходе встреч «Большой семёрки» в Канаде и на международной конференции по вопросам украинских реформ в Копенгагене. Будет ли это новым окном возможностей и чего хотят «помощники»?

Найдите 10 отличий


«Программу восстановления Европы» после Второй мировой, разработанную в США, окрестили именем госсекретаря Джорджа Маршалла. В политической жизни она неслучайно совпала со стартом «холодной войны». Максимальный капитал тогда получили Великобритания и Франция, гораздо меньше — ФРГ и Италия. Основным требованием было недопущение коммунистов к власти и девальвация национальных валют.

Американская глобалистика, ограничение общения со странами Восточной Европы пришлись по вкусу не всем. В обмен на лояльность американцы делились в основном продуктами питания, но не технологиями и оборудованием; заодно сбывали излишки своей сельхозпродукции. «План Маршалла» в редакции 1940-х годов регулировал не столько вопросы экономической политики, сколько принципы взаимодействия ключевых государств Европы. Фактически уже тогда была заложена модель будущего ЕС: преимущества от объединения тех, кто ещё совсем недавно были смертельными врагами.

Что же предлагают теперь Украине? То, что не подошло послевоенной Германии и чуть не превратило её в «огород Европы». Разрушение банковской системы, ликвидация химпрома, вырубка лесов, жёсткая налоговая политика, при которой мелкому предпринимателю сложно выжить, а не то что развиваться… Как заявил в 1947 году экс-президент США Герберт Гувер: «Это иллюзия, что Новая Германия может быть превращена в аграрное государство. Это недостижимо, пока мы не уничтожим или не вывезем из неё 25 млн человек».

От щедрот своих


Суммы предполагаемых дотаций впечатляют: шутка ли, 50 млрд евро на 10 лет! В медиапространстве на слуху было несколько таких. Например, Microeconomic Development and Social Enterprise in Ukraine 2007 года от британской ассоциации People-Centered Economic Development. Кое-какие его намётки даже внедрили у нас, — например, доступный интернет. А вот микрокредитование населения и развитие малого бизнеса так и остались на бумаге.

В 2014 году французский журналист, писатель и философ Бернар-Анри Леви предложил свой сценарий спасения нашей экономики: проведение ежегодного экономического форума; создание страховой компании для хеджирования рисков иностранных инвесторов (за счёт взносов олигархов); помощь в виде кредитов международных доноров под гарантии ЕЦБ и МВФ.

Британский эксперт Тимоти Гартон-Эш со своей стороны предлагал «план Меркель», в котором основным донором выступала Германия. Понятно, что попытка возложения таких обязательств лишь на немцев не прошла. А в 2016 году вариант, известный как «план Маршалла для Украины», разработали депутаты бундестага при участии прибалтийских коллег.

Все эти варианты объединяет общее «узкое место»: среди их авторов нет ни одного министра финансов крупной западной страны. Политики второго эшелона, филантропы, журналисты… Есть среди них и историки, — и это повод говорить о том, что общего у предлагаемых мер с «планом Маршалла», по которому жила Европа после войны.

Если продолжать аналогии, Украине жизненно необходим коррупционный Нюрнберг, который очистит климат экономики и политики. Крупнейшие финансово-промышленные группы станут договороспособными, лишь утратив «крышу» властных элит. А надежда на это убывает с каждым миллионом украинцев, уехавших на запад и восток в поисках лучшей жизни. Есть вероятность реализации такого сценария под воздействием внешних сил влияния. Но ведь кто его обеспечит, тот и будет заказывать музыку.

Кроме того, формат обсуждаемой помощи — не безвозвратное донорство, а именно кредиты. Вряд ли это можно считать единственным вариантом для страны, уже имеющей долгов в валюте на 126 % к ВВП.

На уровне деклараций


Доноры будут покрывать часть затрат на реализацию предложенных Украиной инвестиционных проектов, уточняет один из авторов «плана Маршалла для Украины» Андрюс Кубилюс, депутат парламента Литвы; но сначала предстоит решить проблему «старых денег» — кредитных линий, не используемых Киевом эффективно. С 2014 года их накопилось на сумму около 7 млрд евро от различных международных финансовых структур; освоили чуть более 1,5 млрд евро, остальные 5 млрд «зависли в воздухе».

Возникает вопрос: зачем нам новые средства, если мы не способны применить уже полученные? Ответ желательно сформулировать до момента принятия решения европейскими патронами. Когда подобная проблема возникла у Литвы, было создано специальное агентство, утверждён список проектов реализации европейских программ. На это наше правительство вроде бы готово — на уровне деклараций.

На деле с конца 2019 — начала 2020 года могут начать работать льготные кредитные линии на 5 млрд евро в год от ЕС, США, международных финансовых институтов. В любом случае просто так обещанные миллиарды мы не получим. И насколько эта помощь будет полезна, тоже вопрос. Но, как известно, кроме гипотез есть ещё и чужой опыт. Не так уж много времени минуло с тех пор, как послевоенные Германия и Япония испытали на себе подобную услугу. Но вывели эти страны в число самых развитых новые либеральные законы, ценовая и курсовая стабильность, поддержка индивидуального предпринимательства, демилитаризация государственной идеологии, деолигархизация. Вот над чем нам стоит задуматься!

Zavarnik
Вернуться назад