Лента новостей

21:47
Современная упаковка продуктов – какая она?
20:51
Как и где переселенцам получить бесплатную правовую помощь
17:52
Сколько стоят окна-ПВХ?
16:11
Нужно ли в Украине отменить призыв в армию: Мнение главы Генштаба ВСУ
15:44
В ДНР решили ввести страховку на автомобили
15:41
Выборы по старому закону: кого мы приведем к власти в июле?
15:34
Роль арматуры при заливке бетона
13:28
Почти миллион штрафных санкций за нарушения в сфере использования РРО дополнительно получил бюджет Донетчины
12:15
ДТЭК Донецкие электросети предложил студентам работу
12:13
Как проходят выборы в однопартийных государствах
12:01
Портативные колонки, и их применение
11:52
Глава АП раскрыл карты новой команды: самое главное
11:48
Конфликт между Зеленским и Радой будет только разгораться: названы 3 причины
09:43
Курс доллара без МВФ: Эксперты объяснили ситуацию и дали прогноз
09:38
Донбасс начали обезвоживать с украинской стороны
09:32
Коломойский признался, что готовит новый политический проект
21:27
В ОБСЕ назвали число жертв среди мирных жителей на Донбассе
19:00
Глава Генштаба ВСУ сделал заявление по Иловайску
18:58
КПВВ на Донбассе изменят график работы
18:34
Босоножки на каблуке – свободный полет фантазии!
18:01
На ремонт больницы им. Склифосовского выделили более 40 миллионов гривен
17:43
Ряд объектов КП «Вода Донбасса» отключен от электроснабжения
16:31
Каминные топки – какие топки для каминов выбрать Kaw-Met или Нордфлам
16:29
Пластинчатый питатель от производителя ООО "Завод "Промлит"
16:24
ДНРовские военные не пропускают детей из ОРДО в Украину для сдачи ВНО
13:54
Украину ждет референдум о «прянике» для России
13:48
Украине нужно вести переговоры с Россией, – Полторак
13:43
Новый глава Генштаба ВСУ расказал, что будет с Донбассом
12:54
Пенсионный фонд перебирается в онлайн
11:48
Котлы твердотопливные длительного горения. Их преимущества
11:24
Структура наполнения бюджета за счет администрирования таможенных платежей
11:20
Как правильно выбирать свежие цветы для составления букетов
10:37
Денег нет, но вы держитесь! - теперь уже и в ЛНР
10:29
Энергетики ДТЭК Кураховской ТЭС убрали мусор на берегу водохранилища
10:26
Основные виды кабеля для пожарной сигнализации
10:10
Бизнес-план магазина канцелярских товаров
09:44
Настоящая причина самоубийства директора ЮМЗ
09:19
Гаманці та сумочки
09:01
Третьи выборы: эксперт рассказал, чем опасен «референдум от Зеленского»
21:54
Займы на карту моментально
21:32
Быстрый кредит за час: благо или последствия спонтанности?
20:39
Чем кредит онлайн лучше обычного?
16:22
Бюджет Донетчины получил 23,4 млн гривен возмещенных убытков по выявленным фактам отмывания доходов
16:20
Когда и в каких районах Донецка будут отключать горячую воду? График
12:41
Нестандартные решение конфликта на Донбассе от Зеленского
Все новости

Архив публикаций

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Компенсация за разрушенное жилье на Донбассе: Почему миссия невыполнима

Компенсация за разрушенное жилье на Донбассе: Почему миссия невыполнима

Несколько дней назад на заседании Координационного совета по вопросам соблюдения прав внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) и лиц, которые проживают на временно оккупированной территории, неожиданно объявили о создании рабочей группы, которая будет разрабатывать механизм оценки ущерба, нанесенного недвижимости (прежде всего – жилью) в результате вооруженного конфликта на Донбассе.

Сама по себе инициатива, безусловно, неплохая. Вот только поможет ли она сдвинуть с мертвой точки проблему получения украинцами компенсации за разрушенное или поврежденное в результате боевых действий на Донбассе жилье? Оптимисты уверены, что «да». Пессимисты дают не менее уверенный отрицательный ответ. Кто прав?

Катастрофа местного масштаба


Как известно, за 5 лет вооруженного конфликта на Донбассе было разрушено довольно много жилья. А повреждено еще больше. В Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине в конце марта нынешнего года озвучили впечатляющую цифру.

«Более 50 тыс. домов были разрушены или повреждены во время боевых действий на востоке Украины за последние 5 лет. Жертвы не получают компенсацию. Нужно незамедлительно создать эффективный механизм компенсации и реституции», – заявил заместитель главы Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Бенжамин Моро.

Украинские власти оперируют несколько более скромными цифрами. Так, опять же в конце марта нынешнего года, Благотворительный фонд «Право на защиту» («Право на захист») по тому поводу сообщил: «В ответ на запрос Фонда в Донецкой и Луганской областных военно-гражданских администрациях сообщили, что за последние 5 лет в результате боевых действий на территории Донетчины и Луганщины разрушены или повреждены более 20 тыс. домов. Из них 7 433 объектов жилого фонда в Луганской и 12 921 домов различных форм собственности – в Донецкой областях».

На самом деле в такое большое расхождение в данных не имеет принципиального значения для самой сути вопроса. Потому, что в любом случае можно констатировать, что от разрушения или повреждения жилья из-за боевых действий на Донбассе пострадало несколько десятков тысяч украинцев. И это очень много.

«За этими цифрами – тысячи людей, которые лишился в прямом смысле слова крыши над головой. Поэтому одним из самых болезненных вопросов является компенсация за поврежденные или разрушенные дома – получат ли пострадавшие хоть что-то, и кто будет компенсировать убытки?», – констатируют очевидное в «Праве на защиту».

В теории, все согласны


Вопрос компенсации за разрушенное или поврежденное жилье в результате конфликта в Донбассе встал на повестку дня практически немедленно, как только в этом регионе в полный голос «заговорили» пушки и минометы.

В теории никто как бы не отрицает того, что пострадавшие имеют право на компенсацию. Международные организации в один голос как мантру повторяют тезис, что «гражданские жертвы конфликта на Донбассе имеют право на компенсацию за разрушенное или поврежденное имущество».

«Все повреждения имущества должны быть задокументированы, чтобы жертвы могли получить компенсацию или реституцию (альтернативное жилье). Мы призываем Министерство обороны Украины содействовать документированию повреждений и разрушений гражданского имущества, произошедших в результате боевых действий», – в очередной раз призвали в Мониторинговой миссии ООН в феврале нынешнего года.

«В Украине владельцы поврежденного из-за боевых действий жилья на Донбассе должны получить компенсацию», – заявил месяц назад представитель уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека по вопросам партнерства с институтами гражданского общества Андрей Мамалыга.

Впрочем, государственные структуры Украины на словах всегда соглашаясь со справедливостью подобных тезисов, на деле сделали все возможное, чтобы процесс компенсации был надежно заблокирован. Взамен этого начало происходить то, что на обычном разговорном языке называют «имитацией бурной деятельности».

Бег по кругу


Еще в 2014 году Министерство регионального развития разработало проект постановления правительства о порядке частичной компенсации за поврежденное или разрушенное жилье на подконтрольной части Донецкой и Луганской областей. Но в начале 2015 года проект был отклонен правительством.

В последующие полтора года появились еще несколько вариантов проектов на аналогичную тематику, которые правительство также отклонило. Эта игра в кошки-мышки (сами проект разрабатываем и сами его отклоняем, как неприемлемый) позволила правительству, с одной стороны, – как бы демонстрировать постоянную работу над решением проблемы, с другой – не допускать этого самого реального решения этой проблемы. Так прошли 2014, 2015 и первая половина 2016 года.

Далее правительство «отпасовало мяч» Верховной Раде. В парламенте также успешно разработали несколько законопроектов по поводу компенсации населению за разрушенное или поврежденное жилье и не менее успешно их «завалили». И т.д.

«Закона о компенсации ущерба за разрушенное или поврежденное имущество так и нет. Ни одного. В Верховной Раде зарегистрированы 8 законопроектов по этому вопросу, однако ни один из них не был принят», – заявила в декабре прошлого года правовой аналитик БФ «Право на защиту» Элина Шишкина.

Примечательно, что параллельно с этим правительство фактически ввело запрет на ремонт и восстановление жилья, поврежденного в результате военных действий в Донбассе, если такое жилье является частным.

«В объекты коммунальной и государственной собственности мы вправе вкладывать деньги и восстанавливать их. Финансировать частное жилье нам запрещает закон. Можем только оказывать материальную помощь отдельным пострадавшим. Но вопрос восстановления (частных) домов не урегулирован. Я честно говорю людям, что у меня нет законного права восстанавливать их дома», – откровенно заявил в феврале 2017 года тогдашний глава Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский.

С тех пор в этом смысле ничего принципиально не изменилось. «На пятый год вооруженного конфликта на Донбассе в Украине отсутствует комплексная государственная политика в отношении гражданских, жилье которых пострадало в результате боевых действий. Под комплексной государственной политикой мы имеем в виду: эффективный механизм фиксации ущерба, сбор данных о совершенных преступлениях в отношении имущества гражданских лиц, внедрение эффективного механизма компенсации нанесенного ущерба или реституции имущества», – отмечала три месяца назад Общественная организация «Донбасс SOS».

По всем вопросам – к агрессору!


Пикантность ситуации заключается еще и в том, что в Украине на данный момент даже нет единого мнения о том, кто именно должен компенсацию за разрушенное или поврежденное жилье – Украина или Россия.

«Часть политиков и граждан считают, что компенсацию пострадавшему населению должна платить Россия, потому что первоочередная причина разрушений недвижимого имущества – вооруженная агрессия против Украины с ее стороны. Другая часть считает обязанностью государства Украина заботиться о своих гражданах и отмечает необходимость и обязанность государства оказывать помощь пострадавшему населению», – объяснили ситуацию в «Донбасс SOS».

Одной и причин подобных разночтений является принятый Верховной Рады в январе прошлого года закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», более известный как закон о реинтеграции Донбасса.

Этот закон ответственность за моральный и материальный ущерб, причиненный (в том числе) физическим лицам, возлагает на Россию, которая определяется как государство-агрессор. Этим же законом за гражданами Украины сохраняется право на собственность (в т.ч. жилье) на неконтролируемых территориях. Прямое следствие и этого такое: за поврежденное и разрушенное жилье в «ДНР» и «ЛНР» ответственность так же возлагается на Россию.

Такой сильный и одновременно элегантный ход, казалось бы, должен был бы помочь решить проблему компенсации пострадавшим украинцам. Однако он надежно заблокировал возможность получения такой компенсации судебным путем.

Отбить охоту судиться


Дело в том, что, столкнувшись со стратегией власти под названием «имитация бурной деятельности», пострадавшие не без помощи правозащитников двинулись по пути получения компенсации через украинские суды.

Несмотря на то, что в Украине не было (и нет сейчас) никакой законодательной базы, позволяющей пострадавшим жителям Донбасса хотя бы претендовать на получение компенсации за утраченное или поврежденное жилье, существует Закон «О борьбе с терроризмом», т.е. потеря имущества в результате теракта законодательно урегулирована. А как специально, кто-то мудрый назвал происходящее в Донбассе антитеррористической операцией (АТО).

Когда стало понятно, что этот путь эффективен и прошедшие его до конца могут получить компенсацию из госбюджета Украины, были предприняты экстренные и жесткие меры, чтобы такого не допустить.

Для тех, кто только приступал, ввели обязательный судебный сбор для истцов в 1% от стоимости иска. Далеко не каждый житель Донбасса, потерявший жилье, мог себе позволить заплатить такой сбор. Для выигравших суды первой инстанции, апелляционная инстанция начала максимально затягивать рассмотрение дела… не вынося вообще никакого решения. Такая стратегия не позволяла пострадавшим обратиться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) и довести дело до конца.

В ЕСПЧ у государства Украина не было бы ни единого шанса на победу. Позиция международных структур по данному вопросу известна. К примеру, в 20-м докладе ООН по ситуации с правами человека в Украине, подготовленном Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека, говорится, что «люди, дома которых были повреждены или разрушены из-за вооруженного конфликта, имеют право на полную и эффективную компенсацию».

Так или иначе, но возможность выплат компенсаций была пресечена.

Тем не менее, по словам правозащитников, в судах Украины находится более чем 150 дел по компенсации за разрушенное жилье. С 2016-го года украинские суды приняли около 10 решений в пользу пострадавших, однако выплаты по факту не получили никто.

Например, еще 18 сентября 2017 года Печерский районный суд Киева частично удовлетворил иск жителя поселка Песок (Донецкая обл.) Игоря Лошадкина к государству Украина и постановил взыскать почти 2 млн грн материального и морального ущерба, причиненного в результате проведения АТО. Государственный бюджет должен возместить Лошадкину 1,8 млн грн за поврежденный дом и 10 тыс. грн за нанесенный моральный ущерб. Пострадавший даже выиграл 18 марта 2018 года, и 5 апреля в Казначейство поступил исполнительный лист Печерского райсуда Киева. Но чиновники Казначейства ответили просто – выплатить не можем, т.к. «законодательством не определены источники и порядок возмещения вреда, причиненного террористическим актом». То есть закон предписывает платить, а денег для этого депутаты в бюджете не назначили. Сейчас семья Лошадкиных живет в Киевской области и все еще ожидает своей компенсации.

Украина должна компенсировать 4,59 млн грн за разрушенный дом в Песках и Сергею Корсуну, а также ему причитается 20 тыс. грн моральной компенсации. Соответствующее решение принял все тот же Печерский районный суд Киева 11 сентября 2018 года. а к государству Украина о взыскании материального и морального вреда, причиненного в результате боевых действий на Донбассе

Также 5 сентября 2018 года Печерский районный суд Киева частично удовлетворил иск супругов Юрия и Ирины Воробьевых. Госбюджет должен компенсировать истцам 8,42 млн грн и 16,60 млн грн материального ущерба за два разрушенных дома – одного в Горловке (ул. Белинского, 72-в), второго – в Донецке (ул. Стратонавтов, 125-б). Еще 501,3 тыс. грн суд взыскивает с государства в пользу Воробьевых за уничтожение движимого имущества, которое находилось в разрушенных домах. Кроме этого, истцам должны компенсировать по 10 тыс. грн морального ущерба. Свои деньги Воробьевы так и не получили.

Как мертвому припарки…


В том смысле принятый закон о реинтеграции Донбасса, указывая Россию как виновника разрушения или повреждения жилья украинцев в Донбассе, также облегчал Украине невыплаты. Согласно ст.1177 Гражданского кодекса Украины, если государство не может определить или разыскать и привлечь к материальной ответственности виновного в ущербе, тогда оно само должно обеспечить компенсацию этого ущерба. Что-то подобное говорится и в законе о борьбе с терроризмом, на основании которого пострадавшие и выигрывали иски к государству Украина.

«С момента принятия этого закона Украина полностью сняла с себя ответственность. Теперь суды будут руководствоваться нормами именно этого закона», – сообщила в январе прошлого года представитель Украинской Хельсинкской группы по правам человека Алина Павлюк.

Однако получить компенсацию с России также оказалось невозможным. Россия в 2017 году изменила свои законодательство и освободила себя от обязанности выполнять решения ЕСПЧ. «Уже в трех делах, которые ведет "Право на защиту", были удовлетворены ходатайства ответчика (правительство Украины) о привлечении России в качестве третьего лица в процессе, не заявляющего самостоятельных требований. Суд удовлетворяет ходатайство, а Россия никогда не признает себя третьим лицом. В результате рассмотрение дела останавливается на неопределенный срок. Это нарушает права человека на справедливый суд и может привести к массовым искам в ЕСПЧ. Но, учитывая специфику рассмотрения дел в ЕСПЧ, это, как минимум, 5-8, а то и 10 лет рассмотрения», – рассказала месяц назад Элина Шишкина.

При этом она акцентировала, что «сейчас государство попросту не хочет разрабатывать законодательный внесудебный компенсационный механизм» и единственный возможный путь для человека – обращение в суд. Хотя ей «до сих пор неизвестен ни один случай, когда истец фактически получил компенсацию за разрушенное или поврежденное имущество».

И вот, в такой ситуации, как уже было сказано, создана рабочая группа, которая будет разрабатывать механизм оценки ущерба, нанесенного недвижимости в результате вооруженного конфликта в Донбассе. Инициатива, безусловно, полезная, важная, нужная – считают оптимисты.

А пессимисты улыбаются. Они тоже были такими. Ведь, как гласит народная мудрость, пессимист, это просто хорошо информированный оптимист…

Донецкие Новости


Похожие публикации

Добавьте комментарий

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх