Отчет о реформах в финансовом секторе

Отчет о реформах в финансовом секторе

На исходе июня Национальный банк Украины отчитался о «двух годах реформ финансового сектора» — именно так называлась пресс-конференция. Как и следовало ожидать, отчёт состоял из перечня реальных и желаемых побед, оправданий и амбициозных планов. Всего понемножку.

Вниз по лестнице, ведущей вверх


Стратегия НБУ — создание центробанка, соответствующего европейским нормам. Для этого регулятор сконцентрировался на вопросах финансовой стабильности, развития возможностей и защиты прав потребителей и инвесторов. В числе препятствий — значительная доля проблемных активов, заметное влияние депозитов на финансовую систему, высокая степень долларизации как кредитов, так и депозитов, нехватка капиталов в банках и т. д.

Месяц за месяцем падает учётная ставка НБУ. В конце апреля её снизили до 19 %, в конце мая — до 18 %, в конце июня (на момент отчёта НБУ) — до 16,5 %. В конце июля срезали ещё один процент — до 15,5 %. Такое стремительное снижение одной из главных финансовых «переменных» — сигнал банковской системе и бизнесу, что критический момент в экономике пройден и взрывного роста инфляции не предвидится (к слову, потребительскую инфляцию в 2016-м НБУ прогнозирует на уровне 12 %, в 2017-м — 8 %). Да и сам регулятор подтверждает, что именно такой сигнал подаёт. Впрочем, это лишь сигнал, не более. В Украине учётная ставка НБУ редко имеет такое влияние, какое ей приписывают учебники по экономике и финансам.

В идеале низкая учётная ставка означает низкую стоимость денег и влечёт за собой снижение банковских ставок по кредитам и депозитам. На деле нам стоит ожидать разве что снижения процентов по краткосрочным депозитам. На долгосрочные вклады банки покушаться не будут, так как есть заинтересованность в привлечении средств на год и дольше. Кредитные проценты если и снизятся, то минимально: слишком велики риски кредитования в Украине, точнее — велика вероятность невозвратов и проблем с изъятием залогового имущества. По неподтверждённым сведениям, в кредитном портфеле одного из крупнейших банков страны проблемными являются около 85 % (!) кредитов.

Залечь на дно в Украине


Оттолкнулась ли наша экономика от дна — один из любимых вопросов публичных дискуссий. Ответ регулятора: финансисты уверены, что да. Во всяком случае руководство НБУ отмечает, что в 2014–2015 годах был пройден «идеальный шторм» — сложение и наложение нескольких негативных событий и тенденций одновременно.

Однако работу НБУ в избранных им самим приоритетных направления 2014–2015 годов трудно оценить однозначно.

Так, например, было задекларировано выведение с рынка проблемных учреждений и обеспечение системы гарантирования вкладов физических лиц. И с тем, и с другим банкиры справились: из отрасли ушли около 80 банков, и физлица получают компенсацию в обещанном объёме по вкладам до 200 тыс. грн. По крайней мере, формально, так как реальные выплаты Фонда гарантирования вкладов ещё стоит подсчитать. Всё это составные части так называемого банкопада, о котором мы пишем из номера в номер.

Другой составляющей должна была стать ответственность собственников банков — и это ещё один из приоритетов НБУ в 2014–2015 годах. К сожалению, тут рапортовать не о чем: если менеджеры и собственники проблемных банков и понесли какую-то ответственность, то разве что через попадание в «чёрные списки» регулятора. Он же заявляет, что ликвидация проблемных банков идёт не теми темпами, которыми хотелось бы.

Бессильно пока государство и в отношении работы коммерческих банков со связанными лицами и компаниями. Вкладчиками финучреждений могут быть тысячи физических и юридических лиц, но заёмщиками слишком часто выступают связанные лица — бизнес-структуры одного или нескольких владельцев банка. Иными словами, вкладчики не напрямую финансируют бизнес владельца банка. Такое своеобразное видение финансовой системы страны исповедуют даже топ-банки. И это влечёт за собой огромные риски для вкладчиков: устойчивость банка зависит от устойчивости всего одной бизнес-империи. Её падение означает автоматическое падение финучреждения, ведь диверсификации рисков нет вообще. Более того, вкладчики могут «расплатиться» за устойчивость чьего-то бизнеса: банк — банкрот, но структуры владельца продолжают работать дальше.

Их бы устами…


Однозначно позитивно можно оценить анализ качества банковских активов и стресс-тестирование финучреждений в 2015 году, а главное — выполнение рекомендаций, выданных по их итогам. Благодаря этому, по данным НБУ, суммарный уставный капитал одних только фигурантов топ-20 увеличился почти на 100 млрд грн, а в целом — на 39 млрд грн (на 18 %) даже с учётом масштабов банкопада. На уровне 98,7 % зафиксирован уровень прозрачности банковской системы по активам.

В своём отчёте НБУ анонсировал дальнейшее лоббирование безналичных операций. В частности, снижение максимально возможного денежного порога для расчётов наличными. А уже в начале августа банкиры опубликовали приглашение к участию в дискуссии вокруг предложенного законопроекта о понижении данного уровня до 50 тыс. грн. Сейчас, напомним, граждане могут рассчитываться с предприятиями в течение одного дня и между собой по нотариально заверенным договорам купли-продажи наличными на сумму до 150 тыс. грн. Высказать своё мнение по поводу нового законопроекта можно до 5 сентября.

НБУ планирует до 2020 года обеспечить присутствие «налички» в экономике на уровне не более 12 %. В 2014-м данный показатель составлял 18,1 %, в 2015-м — 14,6 %. Для этого регулятору придётся не только разрушать, но и строить: в частности мотивировать банки, малый и средний бизнес к использованию терминалов для карточных расчётов.

На ближайшие годы помимо установления безналичной экономики и снижения инфляции НБУ выбрал своими приоритетами рост финансовой грамотности населения, консолидацию (укрупнение) банков, валютную либерализацию, восстановление кредитования на прежнем уровне. Дай-то Бог, как говорится!

Zavarnik
Вернуться назад